Лескова, И.В. Социокультурная идентичность: теоретические и прикладные аспекты [Текст] / И.В. Лескова // Социальная политика и социология. - 2007. - № 3. - С. 203-213.
 

Теоретическая и эмпирическая разработка проблем идентичности и идентификации началась сравнительно недавно, в середине двадцатого века, и традиционно связывается с общепсихологическими и социально-психологическими исследованиями. Эволюция проблемы идентичности, от появления первых зачаточных теоретических форм до форм самостоятельного теоретического изучения, прослеживается в фундаментальных трудах классиков зарубежной философии, психологии и социологии У. Джеймса, З. Фрейда, К. Юнга, Ж. Пиаже, Э. Фромма, Дж. Мида, Ч. Кули, К. Леви-Строса, работах современных авторов Э. Эриксона, Р. Баумайстера, А. Маслоу, Р. Мейли, Г. Олпорта, К. Роджерса, X. Салливена, Ю. Хабермаса, В. Хесле, К. Орни, Э. Шпрангера, Э. Гидденса, а также в работах классиков отечественной гуманитарной мысли - К. Альбухановой-Славской, М. Бахтина, Л. Выготского, А. Гусейнова, О. Дробницкого, Э. Ильенкова, И. Кона, А. Леонтьева, Ю. Лотмана, В. Мерлин, С. Рубинштейна, Л. Сохань, А. Спиркина, В. Ядова
и др. См.: Фрейд, 3. Психология Я и защитные механизмы [Текст] / З. Фрейд. - М., 1993; Юнг, К. Психологические типы [Текст] / К. Юнг. - М., 1996; Пиаже, Ж. Генетическая эпистемология [Текст] / Ж. Пиаже // Вопросы философии. - 1993. - № 5; Фромм, Э. Бегство от свободы [Текст] / Э. Фромм. - М., 1985; Эриксон, Э. Детство и общество [Текст] / Э. Эриксон. - СПб., 1996; Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис [Текст] / Э. Эриксон. - М., 1996; Леви-Строс, К. Структурная антропология [Текст] / К. Леви-Строс. - М., 1985; М. Бахтин как философ. - М., 1992; Выготский, Л.С. История развития высших психических функций [Текст] / Л.С. Выготский // Собр. соч. : в 6-ти томах / Л.С. Выготский. - М., 1984; Кон, И.С. В поисках себя [Текст] / И.С. Кон. - М., 1984; Ядов, В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности [Текст] / В.А. Ядов // Мир России. - 1995. - № 3; № 4 и др.
 
В настоящее время концепция социальной идентичности все чаще подвергается пересмотру в современной социальной науке, становясь одновременно все более значимой для описания социальных процессов, происходящих в современных трансформирующихся обществах. <...> Все большее развитие получает взгляд на идентичность как на подвижную, множественную, ситуативную и контекстуальную категорию, происходит смещение фокуса исследовательского интереса от теорий идентичности макроуровня к изучению процессов конструирования идентичности на уровне повседневности.
 
Необходимо отметить, что исследование идентичности не аналогично анализу идентификации. Идентичность включает в себя различные аспекты, а идентификация - описание таких аспектов [см. вставку сост.]. "Идентичность - результат, ставшее, отстаивание и защита себя; идентификация - приспособление, процесс постоянного выбора, принятие норм, традиций, установок. Поэтому на каждом уровне описания процесс идентификации предшествует
осмыслению идентичности
". Заковоротная, М.В. Идентичность человека [Текст] / М.В. Заковоротная. - Ростов-на-Дону, 1999. - С. 124-125.
 
Вставка:
 
Человек по своей природе существо общественное, и как таковой он не может действовать, не уподобляясь окружающим его людям, не идентифицируясь с другими. Идентификация - это процесс приобщения к себе подобным, уподобление кому-то/чему-то. По своей природе идентификация - субъектно-объектный, сознательно осуществляемый процесс. Со стороны субъекта, за которым остается сознательный выбор - приобщаться к кому-то/чему-то или не делать этого; со стороны объекта - способствовать или нет этому процессу, влиять на него, направляя в желаемое позитивное русло, раскрывая подлинные интересы всей общности и субъектов, включенных в этот консолидирующий процесс. Идентичность - сложный идейно-психологический феномен, в котором интегрируются эмоциональное и рациональное, психологическое и идеологическое, многие свойства, качества, особенности личности и общности (социально-демографической группы, социума и т.д.). Идентичность, условно говоря, есть производное, результат процесса идентификации. Две близкие, трудно различимые, однокоренные, не совпадающие, не тождественные категории. Идентичность, на наш взгляд, характеризует качество отношения индивида с единомышленниками, с себе подобными.
 
В иерархии других идентичностей и идентификаций государственная (общероссийская) идентичность, рассматриваемая в статье, необходима, и квалифицируется как доминантная, учитывая, что она олицетворяет качество отношения общества, народа, граждан, личности к доминирующему (верховному) политическому институту - государству. В государственной идентичности для многих достигается концентрация важнейших жизненных устремлений граждан, она - результат действия интегрирующих центростремительных сил. Поэтому степень укорененности государственной (общероссийской) идентичности в сознании и действиях россиян - залог политической, духовной консолидации, единства российского общества.
 
Идентичность - не только соотнесение, отождествление людей с соответствующей общностью,
но и представления о самой общности: Conflict: Human Needs Theory / Burton, Y.W. (ed.). - N.Y. : St. Martin's Press, 1990; Дробижева, Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России. - М., 2003.
 
"образ мы" включает представления о себе и о других, а также о характеристиках данной группы - культуре, языке, территории, государстве, истории и т.д. Это и разделяемые группой чувства - этнические (в случае этнической общности) или к своей стране, государству, гражданам государства (в случае гражданской, государственной идентичности), а также определенные действия людей. Чем больше в общности число разделяющих единую идентичность, тем выше вероятность совместных действий в ее интересах. <...> В структуре идентичности неотъемлемым является идеологический компонент. В государственной идентичности он - определяющий. Отсутствие теоретически, концептуально разработанной, целостной систематизированной государственной идеологии, знаковой национальной идеи, придающей общий смысл и содержание российской идентичности и задающий соответствующий вектор процессу идентификации, во-первых, снижает возможности идентификации подрастающих поколений с общественным сознанием, во-вторых, объясняет известную ограниченность представленного дискурса. В речах, выступлениях, в ежегодных Посланиях Федеральному собранию, обращениях Президента к народу содержится целый комплекс идей, суждений, которые, взятые в единстве, представляют основу российской государственно-гражданской идентичности. Важнейшие из них - идея сильного государства и связанная с ней идея необходимости мощной современной армии; идея возрождения России как великой державы и завоевания ею достойного места, положения в современном мире - идея державности; история страны и народа, их великое прошлое, особенно победа в Великой Отечественной войне; идея русского, российского патриотизма; России как "уникального сообщества народов" (территория, язык, культура);
национальное и конфессиональное многообразие страны и др
. Ист.: Арутюнова, Е.М. Российская идентичность в представлениях московских студентов [Текст] / Е М. Арутюнова // Социологические исследования. - 2007. - № 8. - С. 78-79. [Сост.]
 
Понятие идентичности показывает такое взаимодействие между индивидом и социокультурной общностью, в котором синтезируется осознание индивидом своей самости и одновременно принадлежности к этой общности. Идентичность предполагает три составные части. Во-первых, полное самоопределение, установление личностью собственных социальных, культурных и иных признаков и параметров. Во-вторых, вычленение из социума других индивидов, носителей подобных признаков и соотнесение этих признаков с собственной самостью. В-третьих, признание индивида "своим" со стороны группы, объединенной общими признаками.
 
Современное социогуманитарное знание выделяет два магистральных направления изучения идентичности, имеющих традиции теоретического осмысления и эмпирических исследований: социальная идентичность и личностная.
 
Личностная идентичность трактуется как набор индивидуальных характеристик, отличающийся постоянством и преемственностью во времени и пространстве, который позволяет дифференцировать данного индивида от других. Идентичность личности играет системообразующую роль в культуре, имеет множество измерений, охватывающих психическую, духовную, поведенческую, языковую, коммуникативную целостность. Личностная идентичность проецируется в различные формы культуры, отражается в структурах социального поведения, в продуктах духовного творчества - искусстве, науке, религии, праве, политике. Каждая из этих сфер обладает специфичным способом интерпретации и представления целостности человека.
 
Анализ социальной идентичности связан с изучением идентичности различных социальных и культурных групп и исследованием взаимодействия индивида и социальной группы, с которой он идентифицирует себя. Социальная идентичность трактуется в терминах групповой принадлежности к социальной группе, обязательной включенности в определенную социокультурную категорию. Категоризация социальной идентичности осуществляется на уровне повседневного восприятия и на идеологическом и общекультурном уровне.
 
По мнению Т.С. Барановой, основные теоретические подходы к анализу социальной идентичности сформировались в рамках психологических и социопсихологических исследований группового и межгруппового поведения, предметной областью которых "всегда являлись социальные факты групповой дискриминации, национальной вражды, этноцентризма, предубеждений, то есть
факты межгрупповых конфликтов
". Баранова, Т.С. Теоретические модели социальной идентификации личности [Текст] / Т.С. Баранова // Психология самосознания. Хрестоматия. - Самара, 2003. - С. 602-603.
 
В социальной идентичности выделяются "два разных аспекта рассмотрения: с точки зрения ингруппового подобия (если мы члены одной общности, у нас одна и та же социальная идентификация и мы похожи) и с точки зрения аутгрупповой или межкатегориальной дифференциации (будучи похожи между собой, мы существенно отличаемся от "них" - тех, кто принадлежит не к нашей,
а к "чужой" группе)". Павленко, В.Н. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии [Текст] / В.Н. Павленко // Вопросы психологии. - 2000. - № 1. - С. 135. Данные аспекты взаимообусловлены - максимальная идентификация с ингруппой (ингрупповое отождествление, подобие) повышает уровень дифференциации этой группы от "чужих", "других" групп. Социальная идентичность - это переживание индивидом самого себя в качестве своеобразного объекта-носителя общественных отношений. Она обозначает место человека в социальном плане и устанавливается как следствие двух процессов: объединения и различения. Это символическое средство объединения с одними и дистанцирование от других.
 
Социальная идентичность опосредует влияние группы на социальное поведение индивидов и процесс этот лежит в основе формирования более или менее устойчивых социальных интересов, т.е. является механизмом формирования гражданского общества.
 
Понятие "чужой" во многих обществах регулирует отношения включения и исключения из социальной общности одновременно на многих уровнях.
 
Наиболее репрезентативными в аспекте изучения оппозиции личностной и социальной идентичности являются исследования Г. Тэджфела и Дж. Тернера.
 
В теории социальной идентичности Г. Тэджфела основной выступает идея существования социально-поведенческого континуума межличностного взаимодействия и взаимодействия представителей определенных общностей. <...> Главным элементом теории Г. Тэджфела является мотивационная основа достижения позитивной самооценки, следовательно, человек будет ориентироваться на межгрупповые формы поведения (актуализация социальной идентичности), если это станет достижением позитивной самооценки.
 
Дж. Тернер разработал когнитивную теорию самокатегоризации, отказавшись от мотивационной теории социальной идентичности. Сущность теории самокатегоризации заключается в возможности существования категоризации (самоопределения) на трех функционально различных уровнях, соответствующих общечеловеческой, личностной и
социальной идентичности. См.: Социальная идентичность, самокатегоризация и группа [Текст] / Дж.С. Тернер, П. Дж. Оукс, С.А. Хэслем, В. Дэвид // Иностранная психология. - 1994. - № 2.
 
Современные исследования при анализе становления личностной и социальной идентичности обращаются к процессуальным характеристикам идентичности. При этом в целом постулируются два основных положения: во-первых, личностная и социальная идентичности развиваются в плане субъективного времени личности, во-вторых, феноменологически проявляются через наблюдаемые психологические паттерны, связанные с актуальным социальным выбором.
 
М. Синнирелла вводит понятие "возможной социальной идентичности" как совокупности индивидуальных и групповых представлений о возможных прошлых и будущих группах членства и существующих у индивида образов возможного прошлого и будущего
социальной общности. См: Белинская, Е.П. Временные аспекты Я-концепции и идентичности [Текст] / Е.П. Белинская // Мир психологии. - 1999. - № 3. - С. 40-46. Понятие "возможной социальной идентичности" в этом контексте совпадает, на наш взгляд, с социально-антропологическим содержанием социокультурной идентичности.
 
В социологии понимание идентичности личности важно с позиций освоения личностью ценностей и норм в относительно стабильном социуме. Социокультурные идентичности подвержены прямому воздействию определенной нормативной, институциональной, культурной системы. В высоко динамичных обществах, подверженных процессам трансформации воздействие этих структур утрачивает свойство стабильности и строгой структурированности. Проблема неопределенности идентичности получила название кризиса идентичности. Следуя терминологии Р. Эриксона, для того, что бы преодолеть кризис идентичности, требуется наличие идеологии в обществе. Неосознанный набор ценностей и посылок, отражает религиозное, научное и политическое мышление. Идеология предоставляет людям упрощенные, но четкие ответы на вопросы: "Кто я?", "Куда иду?". Утрата доверия к идеологической системе может обернуться всеобщим хаосом и неуважением, недоверием к тем, кто формирует
совокупность социальных правил. Эриксон, Э.Г. Идентичность: юность и кризис [Текст] / Э.Г. Эриксон. - М., 1996. - С. 85.
 
Кризис идентичности россиян принято считать следствием радикальной трансформации общества и его базисных институтов. Исследования, проведенные В.А. Ядовым и Е.Н. Даниловой, свидетельствуют об изменчивости социальных идентификаций в современном российском обществе. Определенная стабильность идентификаций наблюдается только в кругу близких людей, своей семьи. Остальные сектора идентификационной матрицы постоянно меняются. Особенно нестабильны идентификации с большими социальными общностями и политические идентификации. Неуверенность в завтрашнем дне, нестабильность положения усиливают этот разрыв. Главными ресурсами выживания остаются персональные сети взаимодействия, поскольку только близкие вызывают доверие и чувство защищенности.
 
По словам Л.Г. Ионина, с точки зрения "структурной утраты идентификация проявляется как несоответствие поведения нормативным требованиям среды. Идентификация, сформированная в процессе социализации, может быть утрачена по двум основным причинам: 1. В результате кардинальных психических изменений. 2. В результате быстрых и значительных изменений в окружающей социальной среде. Как правило, идентификации институционализированы, то есть,
связаны с основными институтами...
". Ионин, Л.Г. Идентификация и инсценировка [Текст] / Л.Г. Ионин // Психология самосознания. Хрестоматия. - Самара, 2003. - С. 641.
 
Содержание любого института состоит в определенном наборе целесообразно ориентированных стандартов поведения определенных лиц в определенных ситуациях; институт является совокупностью долговременных и регулярных социальных практик как установленных образцов поведения. Все эти стандарты, образцы или нормы поведения как концентрированное выражение социально значимых потребностей, интересов, вкусов, склонностей и предпочтений осваиваются индивидом в ходе усвоения элементов культуры. Именно в этом процессе происходит слияние системы ценностно-нормативных стандартов поведения с индивидуальной мотивацией людей. Важно подчеркнуть, что наличие общей системы ценностей является необходимой предпосылкой стабильности и интеграции любого общества. Конкретным механизмом обеспечения этой стабильности и является социокультурный институт, посредством которого регулируются действия людей в различных сферах жизнедеятельности.
 
Субъект социокультурной идентичности отождествляет себя через соотнесение с надличностными принципами универсального, всеобщего, объективного: человек идентифицирует себя в качестве части универсума, которому приписываются качества субъектности в форме таких ценностных понятий мировоззренческого фундамента, как истина, духовно-материальное единство мира, трансцендентный абсолют. Социальная идентификация выражается, по мнению II. Бергера и Т. Лукмана, в высоком уровне "симметрии между объективной и субъективной реальностями
(а равно и идентичности)
". Бергер, Л., Лукман, Т. Идентичность [Текст] / Л. Бергер, Т. Лукман // Психология самосознания. Хрестоматия. - Самара, 2003. - С. 567.
 
Личностная идентификация как истолкование и воплощение универсальных смыслов всегда оценивается в этой модели как частичная, неполная. Социальная и личностная идентичность человека дополняют друг друга, их соотношение варьируется в различных социокультурных типах. В.А.Ядов отмечает, что "...самоидентификация человеческих индивидов является во всех ее проявлениях социальной, т.е. определяется
свойствами культуры". Ядов, В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности [Текст] / В.А. Ядов // Психология самосознания. Хрестоматия. - Самара, 2003. - С. 589.
 
Трансформация социальных институтов приводит к ориентации личности на неформальные связи. Такая ориентация дает возможность выстраивать более гибкие стратегии. Личностные отношения не институционализированы, и потому чувствительны к переменам во внешней среде и к колебаниям в восприятии тех, кто считается "своими". Парадокс в том, что эта гибкость одновременно делает неформальные связи и базовые ценности, на которых они формируются, весьма устойчивыми. Одна из причин этого - стремление членов какого-либо сообщества к сохранению репутации внутри "своего" круга, т.е. желание соответствовать определенной нормативной модели и постоянная работа на то, чтобы подтверждать это соответствие. Сохраняя репутацию, человек тем самым сохраняет и транслирует культурную модель. К. Касьянова называет эту особенность российской культуры
"диффузностью общения". Касьянова, К. К вопросу о русском национальном характере [Текст] / К.К. Касьянова. - М., 1991.
 
К. Касьянова обратила внимание еще на одно немаловажное следствие такой ориентации. Она подчеркивает, что в ситуации, когда формальные структуры власти оказываются неспособными решать проблемы общества и быть носителями морального авторитета, неформальные связи берут на себя многочисленные функции поддержки жизнеспособности и развития социума. П. Бергер и Т. Лукман, исследуя социологический и психологический аспекты феномена идентичности, оперировали понятиями "успешной социализации" и "неуспешной социализации": "неуспешную социализацию" необходимо понимать в терминах асимметрии субъективной и объективной реальностей, однако "абсолютно успешная социализация антропологически невозможна"; высокого уровня социализация может достигать в обществах с минимальным распределением знаний и простым разделением труда; в этих условиях, по словам П. Бергера и Т. Лукмана "...социализация производит социально предопределенные и
в высокой степени профилированные идентичности". Бергер, П., Лукман, Т. Идентичность [Текст] / Л. Бергер, Т. Лукман // Психология самосознания. Хрестоматия. - Самара, 2003. - С. 567-568.
 
Социокультурная идентичность в обществах "социальной предопределенности" приобретает форму тотальной институциональной структуры общественной жизни, в этой связи каждый отдельный носитель такой идентичности обладает массовым институциональным, принудительным сознанием объективной реальности. Т.о., социокультурная идентичность оказывается в высокой степени "профилированной", т.е. идентичность тотально выражает объективную реальность, в запрограммированные рамки которой она погружена: в подобных обществах идентичности отчетливо выделяются как субъективно, так и объективно.
 
Самоидентичность личности невозможна без равноправного существования ее во всех трех измерениях - прошлом, настоящем, будущем.
 
Возникает ситуация, когда прошлое индивида перестает быть ценным в настоящем. Проследить создание будущего крайне трудно, а настоящее не имеет
устойчивой социокультурной позиции. Хесле, В. Кризис индивидуальной и личной идентичности [Текст] / В. Хесле // Вопросы философии. - 1994. - № 10. - С. 122.
 
В большей степени это касается пожилого населения, их прошлое перечеркивается современным историческим процессом. Настоящее связано с отчуждением от социума и развитием пассивного отношения к жизни. Оно теряет смысл существования и переживает чувство ненужности. Эта ситуация - типичный пример потери самоидентичности и неспособности построить
новую систему идентификации. Анциферова, Л.И. Поздний период жизни человека: типы старения и возможности поступательного старения личности [Текст] / Л.И. Анциферова // Психологический журнал. - 1996. - Т. 17, № 6. - С. 65. Как справедливо отмечает Д.К. Танатова "Человек, который утратил свои культурные корни, "теряется" в социокультурном пространстве, не может сформулировать внутренние правила, которые регулируют и упорядочивают его стремления, жизненные стратегии,
целевые установки
. Танатова, Д.К. Антропологический подход в социологии [Текст] / Д.К. Танатова. - М., 2004. - С. 160.
 
Процесс социокультурной трансформации разрушает или значительно деформирует сложившиеся в обществе основные идентичности. В дальнейшем, в условиях тотального разрушения или смешения социокультурных связей, позволяющих обществу быть единым, кризис идентичности не воспринимается ни обществом, ни личностью как трагедия, как нечто аномальное. Напротив это позволяет найти новый способ существования, образ и стиль жизни, конструирующий пространство социального взаимодействия. Наступает как бы этап привыкания, приспособления личности к кризису социальной идентичности. <...> Возникает новый тип личности - личности кризисной.
 
Уникальность трансформирующегося социокультурного пространства, формирующегося в России, заключается в глубокой массовой дезориентации, утрате целостности общества, его самопознания и самоопределения, тотальном кризисе идентичности на различных уровнях социальной организации. Перестали работать и исчезли традиционные культурные коды, не стали обеспечивать комфортность и адаптативность личности профессиональные, культурные, экономические идентификации. Возникающие новые идентичности не обеспечивали личности целостности, благополучия, полноценности социальной и культурной жизни, а наоборот усиливали
кризис идентичности. Заславская, Т.И. Проблемы развития социальной структуры российского общества [Текст] / Т.И. Заславская // Безопасность Евразии. - 2004. - № 3. - С. 196.
 
Переживание состояния неопределенности внутри индивида приводит к маргинальной самоидентификации. Личность не может соотнести себя не с одной статусной или ролевой позицией. Подвижка целых социальных пластов, радикальные изменения, которые наблюдают и интерпретируют люди, привела к "провисанию" прежних критериев самоидентификации и отнесения себя к тому или иному социальному слою. Явление статусной рассогласованности на рубеже веков в российском обществе привело к тому, что многие люди до сих пор затрудняются найти свое место в социальной иерархии, не зная какую стратификационную ось принять за основу. Следует учитывать так же и значимость языка, понятийных конструкций в процессе легитимации новых социальных институтов. Отсутствие формальных определений для новых социальных явлений, например, новых форм занятости в российской экономике, становится основой для маргинальной самоидентификации.
 
Вместе с тем, многие российские ученые в последние несколько лет стали представлять факты намечающейся
новой российской идентичности. См.: Горшков, М.К. Российский менталитет в социологическом измерении [Текст] / М.К. Горшков // Социологические исследования. - 2008. - № 6. - С. 100-114. [Прим. сост.] По мнению Д.К. Танатовой, "заметно изменил это в целом позитивное направление глобализационный фактор. И, прежде всего, его культурная составляющая, поскольку идентичность человека с определенной общностью всегда проявляется и реализуется через интериоризацию ценностей, норм, традиций, образующих ее культуру. Исторически сложившиеся культуры национальных и социальных общностей представляют собой главный источник, кладезь мудрости и духовности, из которых
человек черпает жизненные смыслы
". Танатова, Д.К. Антропологический подход в социологии [Текст] / Д.К. Танатова. - М., 2004. - С. 159.
 
Т.о., социальные и культурные процессы, связанные с формированием и функционированием идентичности, детерминируются определенной социокультурной системой; кроме того, идентичность, как результат диалектики субъективных и объективных факторов, модифицирует и трансформирует социокультурную систему.  

Распечатать страницу ...