Корытникова, Н.В. Интернет как средство производства сетевых коммуникаций в условиях виртуализации общества [Текст] / Н.В. Корытникова // Социологические исследования. - 2007. - № 2. - С. 85-93.

 
Общие закономерности становления сетевого общества

Современные информационные и телекоммуникационные технологии влияют на изменения в обществе, оказывают воздействие на развитие институтов демократии. Наряду с глобализацией исследователи отмечают новый вектор в совершающейся ныне трансформации общества - его "виртуализацию", понимая под ней переход основных видов деятельности в виртуальное пространство сети Интернет. Информационная и коммуникативная активность людей массово переносится на взаимодействие в режиме онлайн.
 
Трансформация обществ теперь стала приобретать характер, отличный от того, каким он виделся теоретикам постиндустриального общества 1960-х-1970-х гг. Не оправдываются оптимистические ожидания на разумное использование людьми тех широких возможностей, которые появляются в связи с бурным развитием современных информационных технологий. Как справедливо отмечает Д. В. Иванов, "в эпоху Постмодерна сущность человека отчуждается уже не в социальную, а в виртуальную реальность. В виртуальной реальности любого рода человек имеет дело не с вещью (располагаемым), а с симуляцией (изображаемым). Человек эпохи модерна, застающий себя в социальной реальности, воспринимает ее всерьез, как естественную данность, в которой приходится жить. Человек эпохи постмодерна, погруженный в виртуальную реальность, увлеченно "живет" в ней, сознавая ее условность, управляемость ее параметров
и возможность выхода из нее ". Иванов, Д.В. Феномен компьютеризации как социологическая проблема [Текст] / Д.В. Иванов // Проблемы теоретической социологии. - СПб., 2000. - Вып. 3. Перспектива виртуализации общества заключается в том, что отношения между людьми могут принимать форму отношений между образами. В такой перспективе появляется возможность трактовать общественные изменения, различая прежние и новые типы социальной организации с помощью дихотомии: "реальное - виртуальное". Не случайно исследователи процессов становления информационного общества стали в последнее время ставить вопрос о том, возможно ли функционирование виртуальных общностей, аналогичных тем, какие существуют в реальном мире.
 
Наиболее масштабная попытка создания социологической модели современности на базе понятия виртуальности была предпринята М. Кастельсом, который рассматривает технологическую революцию и глобальную культуру медиа как основные признаки формирующегося нового миропорядка. Его фундаментальная трехтомная работа "Информационная эра: экономика, общество и культура" (1996- 1998 гг.) посвящена развернутому анализу тенденций, приводящих к формированию основ нового общества, которое он называет "сетевым" . Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс / пер. с англ. ; науч. ред. О. И. Шкаратан. - М. : ГУ ВШЭ, 2000.
 
Термин "информациональное общество" в трактовке Кастельса указывает на атрибут особой формы социальной организации, в которой создание информации, ее обработка и передача становятся фундаментальными источниками производительности и власти благодаря возникновению в данный исторический период новых технологических условий. В таком обществе производительность и конкурентоспособность экономических агентов (будь то фирма, регион или нация) зависят в первую очередь от их способности генерировать, обрабатывать и эффективно использовать информацию, основанную на знаниях. Только на современном этапе в условиях колоссального распространения электронных средств коммуникации информационные технологии становятся структурообразующей основой развития общества нового типа - информационального. Кастельс следующим образом поясняет свою мысль: ядром такой новой формы коммуникационной организации общества становится не просто информация, а "сетевая логика его базисной структуры", придающая распространяемой информации особые качества и функции, системно преобразующие все основные сферы жизнедеятельности людей - от экономики и политики до образования и культуры.
 
Выделяя информацию как ресурс, наиболее легкий для проникновения через границы времени и пространства, Кастельс показывает роль сетевых структур: "Именно сети составляют новую социальную морфологию наших сообществ, а распространение "сетевой" логики в значительной мере сказывается на ходе и результате процессов, связанных с производством, повседневной жизнью, культурой и властью ". Кастельс, М. Становление общества сетевых структур [Текст] / М. Кастельс // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. - М. : Academia, 1999. - С. 494.
 
Современные СМИ с применением мультимедийных и интерактивных технологий образуют коммуникационную систему, в которой реальность (материальное и символическое существование людей) погружена в виртуальные образы, в выдуманный мир, в котором образы становятся уже не средством передачи опыта, а собственно опытом. Определение Кастельсом феномена виртуальности через понятие "образ" и без жесткой привязки к компьютерным технологиям открывает перспективу разработки полноценной социологической теории "культуры реальной виртуальности".
 

Концепция Кастельса "культура реальной виртуальности"

В информациональном обществе, считает Кастельс, совершается переход от "галактики Гутенберга" к " галактике Маклюэна ". Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс / пер. с англ. ; науч. ред. О. И. Шкаратан. - М. : ГУ ВШЭ, 2000. - С. 314. Общество, в котором доминирует телевидение, можно охарактеризовать как систему массовой информации. Одно и то же сообщение передается от немногих централизованных передатчиков миллионам телезрителей. Формирование массового общества и появление массовой культуры было во многом результатом того, что новая коммуникационная технология контролировалась правительствами и олигополией крупных корпораций. Однако наиболее существенное изменение, внесенное в социальную жизнь в связи с появлением телевидения, заключалось не в его централизации и не в его потенциале как оружия пропаганды. ТВ означало конец господства галактики Гутенберга, т. е. системы коммуникации, в которой доминировали типографское мышление и фонетический алфавит. Формируется галактика Маклюэна: "...Телевидение завершает цикл чувственного восприятия мира человеком. С вездесущим ухом и движущимся глазом мы уничтожили письмо - акустиковизуальную метафору, которая определила динамику развития западной цивилизации. Телевидение вводит в практику активный исследовательский подход, который включает в себя все чувства одновременно, а не одно зрение. Вам приходится быть "с" ним ... В телевидении образы проецируются на вас. Вы служите экраном. Образы обволакиваются вокруг вас. Вы являетесь точкой исчезновения. Это создает своего рода направленность вовнутрь,
обратную перспективу...
". McLuhan, M. The medium is the message [Text] / M. McLuhan. - N. Y. : Springer, 1967. - P. 87- 89.
 
Во всех обществах человечество существовало в символической среде и действовало через нее. Поэтому исторически специфичным в новой коммуникационной системе, организованной вокруг электронной интеграции всех видов коммуникации, от типографского до мультисенсорного, является не формирование виртуальной реальности, а строительство реальной виртуальности. При раскрытии содержания понятия "виртуальный" Кастельс прибегает к помощи толкового словаря: "Виртуальный - существующий на практике, хотя не строго в данной форме или под данным именем" и " реальный - фактически существующий ". Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс / пер. с англ. ; науч. ред. О. И. Шкаратан. - М. : ГУ ВШЭ, 2000. - С. 351. Попутно отметим, что в логическом словаре Кондакова "виртуальный объект" трактуется как "такой возможный объект, который нами еще не воспринимается как что-то вполне определенное, но способный при наличии известных условий
возникнуть, проявиться ". Кондаков, Н.И. Логический словарь-справочник [Текст] / Н.И. Кондаков. - М. : Наука, 1975. - С. 89. Окружающая действительность воспринимается человеком через символы, наделяющими практику некоторым дополнительным значением, отклоняющимся от их строгого семантического определения. Именно эта способность всех форм языка кодировать двусмысленность и приоткрывать разнообразие интерпретаций отличает культурные выражения от формального рассуждения. Диапазон культурных вариаций смысла сообщений позволяет нам взаимодействовать друг с другом в множественности измерений. Все реальности передаются через символы, и поэтому в интерактивной коммуникации независимо от ее средств используемые символы несколько смещаются относительно назначенного им символического значения.
 
Благодаря использованию мультимедийных технологий виртуальный мир тесно переплетается с реальным миром. Коммуникационная система реальной виртуальности охарактеризована Л.М. Земляновой как та "система, в которой сама реальность (т. е. материальное / символическое существование людей) полностью схвачена, полностью погружена в виртуальные образы, в выдуманный мир, мир, в котором внешние отображения находятся не просто на экране, через который передается опыт, но сами становятся опытом ". Землянова, Л.М. Сетевое общество, информационализм и виртуальная культура [Текст] / Л.М. Землянова // Вестник Московского университета. Сер. 10 : Журналистика. - 1999. - № 2. - С. 58-69. Включение большинства культурных выражений в интегрированную коммуникационную систему, коренящуюся в цифровом электронном производстве, распределении и обмене сигналов, имеет важные последствия для социальных форм и процессов. Новая коммуникационная система, отмечает Кастельс, значительно ослабляет символическую власть традиционных отправителей сообщений, внешних по отношению к системе, передаваемую через исторически закодированные социальные привычки. "Они не то чтобы исчезают, но слабеют, если не кодируют себя вновь в новой системе, где их власть умножается электронной материализацией духовно передаваемых привычек: электронные проповеди и интерактивные фундаменталистские сети. Сетевая коммуникация есть более эффективная, чем воздействие отдаленного харизматического авторитета при личных контактах ". Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс / пер. с англ. ; науч. ред. О.И. Шкаратан. - М. : ГУ ВШЭ, 2000. - С. 351.
 
По мнению ряда авторов, логика сетевых коммуникаций стала доминировать, разрушать не соответствующие ей коммуникационные модели. Роль традиционных социальных сообществ в массовых коммуникациях стала снижаться. Сохранили влияние только те из них, кто принял логику Сети . Алексухин, С.И. Формирование новых коммуникативных сообществ [Электронный ресурс] // Исследовано в России. - 2003. - № 7. - Режим доступа: http://zhurnal.aip.relarn.ru/articles/2003/127.pdf По мнению Кастельса, с точки зрения современного общества электронные коммуникации и есть собственно коммуникации. Благодаря "цифровой, сетевой коммуникации все виды сообщений в обществе нового типа работают в бинарном режиме: присутствие или отсутствие в коммуникационной мультимедиасистеме. Все прочие сообщения сведены к индивидуальному воображению или ко все более маргинализующимся субкультурам, где господствуют личные контакты. Однако из этого не следует, что идет процесс гомогенезации проявлений культуры и полное господство над кодами со стороны нескольких отправителей, занимающих центральное положение. Именно из-за диверсифицированности, мультимодальности и неустойчивости новой коммуникационной системы она способна охватывать и интегрировать все формы выражения интересов и ценностей, включая и выражение социальных конфликтов ". Кастельс, М. Становление общества сетевых структур [Текст] / М. Кастельс // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. - М. : Academia, 1999. - С. 353. Ценой включения в систему является принятие ее логики, языка, системы кодирования и декодирования.
 
Вот почему важно, чтобы развивалась многоузловая, горизонтальная сеть коммуникаций типа интернета вместо мультимедиасистемы с центральной диспетчерской. Возведение барьеров на пути вхождения в коммуникационную систему и создание паролей для циркуляции и распространения сообщений через систему представляют собой решающие события в культурной борьбе за новое общество. Ее исход предопределяет судьбу символически опосредованных конфликтов, которые разразятся в новой исторической среде. Кто взаимодействует и кто включен во взаимодействие в новой системе, и определит в основном систему господства и процессы освобождения в информациональном обществе ". Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс / пер. с англ. ; науч. ред. О. И. Шкаратан. - М. : ГУ ВШЭ, 2000. - С. 353.
 

Социальные последствия развития сетевых коммуникаций

Происходящие в современном обществе изменения способствуют развитию науки и производства, создают возможности для реализации духовных устремлений личности, однако одновременно влекут за собой появление ряда подчас довольно серьезных проблем в различных сферах общественных отношений.
 
1. Трансформация социальной структуры. В мировом сообществе сегодня происходят радикальные изменения общественного устройства, которые затрагивают его структуру. Они открывают путь к установлению равноправных информационных связей "всех со всеми". Интернет-технологии, делающие такие связи реальными, общедоступными и свободными от пространственно-временных ограничений, становятся вещественной основой нового, "сетевого" общественного уклада. Наличие прямых "равноправных" связей всех со всеми, являющееся определяющим качеством сетевого общества, дает всем участвующим в них лицам прирост дееспособности,
о чем свидетельствует ряд обстоятельств . Давыдов, А.А. О некоторых социально-политических последствиях становления сетевой структуры общества [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.futura.ru/index.php3?idart=109 (2001)
 
Во-первых, резко снижается потребность в построенных на основе централизации управленческих конструкций, без посредничества которых до сих пор невозможно было организовать совместную работу большого количества людей. Изначальные свойства такой бюрократической системы управления заключались в зависимости каждого служащего от вышестоящего должностного лица, подавлении инициативы, подчиненности целям собственного сохранения и укрепления, высоким расходам на содержание собственной структуры. В условиях низкого качества коммуникаций такие конструкции были необходимы, но теперь передавать управляющее воздействие выгодней не по состоящей из чиновников цепочке, а посредством интернет-технологий.
 
Во-вторых, социальный статус участвующих в каком-либо деле перестает быть довлеющим обстоятельством, определяющим их поведение. Каким бы ни было занимаемое человеком положение в обществе, оно накладывает на его действия формальные ограничения, не имеющие отношения к сути дела. В сети же социальный статус можно не принимать во внимание и действовать, учитывая только дееспособность и честность вовлекаемых лиц. Кроме того, найти людей с нужными качествами в условиях сети гораздо проще, чем при использовании любой из ранее известных форм взаимодействия, поскольку сеть обеспечивает возможность практически моментально и почти без затрат устанавливать большое количество прямых контактов, чем радикально облегчается обнаружение искомых партнеров.
 
В-третьих, сетевая организация взаимодействия резко повышает скорость решения практически любых вопросов. При этом расходы на получение требуемых результатов не растут, а значительно сокращаются. Сеть дает своим участникам решающие преимущества перед теми, кто ведет дела, опираясь на опосредованные отношения.
 
Информационно-телекоммуникационные технологии расширяют возможности человека получать престижную и высоко оплачиваемую работу, формировать собственный досуг и мир развлечений, быть в курсе основных мировых и локальных событий. Однако эти возможности открыты сегодня далеко не для всех. Уже сложившаяся имущественная, культурная, социальная поляризация общества может проявиться еще в одном параметре разделения людей на имеющих и не имеющих доступ к информации, умеющих и не умеющих работать с новыми технологиями. Возрастающие требования к образованию могут привести к огромному разрыву между образованными (элитой) и необразованными слоями населения. Полноценное становление сетевых связей пока еще сдерживается недостаточной развитостью технических средств. Одной из животрепещущих проблем является также дифференциация государств на развитые и отсталые
в развитии информационных средств . Марков, Б.В. Демократия и интернет [Текст] / Б.В. Марков // "Технологии информационного общества - интернет и современное общество", всерос. конф. (2000 ; Санкт-Петербург). Всероссийская конференция "Технологии информационного общества - интернет и современное общество", 20-24 нояб. 2000 г. : [Электронный ресурс : [материалы]. - Режим доступа : http://ims2000.nw.ru/src/text74.html Производящие технологию и знания страны развиваются за счет информационной инфраструктуры, а другие становятся сырьевыми придатками, аккумуляторами вредных производств.
 
2. Плюрализация источников информации. ТВ и компьютер, оснащенный различными приставками, стали символами современности. С одной стороны, человек может, сидя перед экраном, собирать информацию практически по любому вопросу со всего мира, загружать в память компьютера картины, звукозаписи, посылать электронную почту и обмениваться информацией с др. пользователями интернета. Современные медиа открывают невиданные возможности обращения к обширным культурным и интеллектуальным ресурсам, охватывающим музыку, живопись, литературу, науку, философию, политику. Что раньше требовало соответствующего образования, социального статуса, свободного времени и материальных средств, то теперь становится общедоступным. Шедевры музыки и живописи доступны в интернете. Кроме того, в качестве составных элементов они включаются в видеоклипы и развлекательные программы. Сложные произведения искусства, научные теории, политические идеологии - словом, все, что раньше требовало от реципиента высокого культурного уровня, теперь транслируется масс-медиа и в интернете, нередко в упрощенном и в искаженном виде. При этом возникает проблема сохранения в обществе традиций "высокой" культуры в условиях экспансии "массовой" культуры.
 
Обычный коммуникативный процесс имеет пирамидальную форму, на вершине которой находится источник информации, а в основании - множество реципиентов. В условиях новых информационных технологий в интернете, наоборот, все больше становится тех, кто посылает информацию и все меньше тех, кто ее слышит. Когда в аудитории все начинают говорить, поднимается невообразимый шум, нарушающий процесс нормального обмена информацией. Аналогичным образом гигантское количество информации, циркулирующее в компьютерных сетях, может вызвать стрессы, порожденные нервной перегрузкой, а также чувство отчуждения, связанное с явлением, называемым психологами "информационным шоком" (info-shock). Это обусловлено тем, что способности человека получать информацию резко расширились и человечество все больше рискует подвергнуться "информационным перегрузкам". Надо помнить, что большая часть информации может быть бесполезной, тривиальной и неинтересной, что ослабляет степень осознания получаемой информации, возможности ее фильтрации и понимания.
 
Т. о., сегодня информация связывает людей в мировое сообщество, и это приводит к качественным изменениям в стиле мышления, в способе видения, оценки и понимания действительности. Прежний линейный способ восприятия мира, основанный на логической последовательности, аргументации и обосновании, уступает место его целостному видению, когда даже мозаичное и нерегулярное чтение или просмотр ТВ быстро приобщают человека к происходящему. Ассоциативность, открытость, индивидуальность - это и есть свобода, творчество, доступность, приватность. Несомненно, это положительные следствия современных масс-медиа.
 
С другой стороны, очевидны и опасные последствия. Эксплуатация знания для чуждых и опасных обществу целей тоже становится серьезной угрозой миру (терроризм, медицина - преступная трансплантология, угроза использования атомной энергии в военных целях). Кроме того, опасность состоит и в использовании знания для манипуляции людьми (новые политические технологии, религиозные конфликты, а также разного рода справочники, включающие информацию о частной жизни, и т. п.), известные случаи несанкционированного получения компьютерными преступниками информации как секретной государственной, так и просто приватной.
 
3. Интерактивные изменения. Развитие интернета сопровождается массовым переносом людьми своей информационной активности, а также и информационных взаимодействий из среды, создаваемой традиционными информационно-коммуникационными технологиями, в виртуальную среду сети Интернет, т. е. в онлайн.
 
Устранение пространственной дистанции дает повод говорить о глобализации "без границ". Благодаря преодолению пространственных ограничений человек оказался реально включенным в мировое сообщество, но вместе с тем наметилась тенденция обособления различных "сетевых сообществ". Сетевые сообщества в интернет уже созданы, и, общаясь в их рамках, индивид принимает соответствующую социальную идентичность, становится носителем логики поведения, формирующейся вне той социальной общности, в которой он развивался и живет. Более того, без обеспечения соответствующих этой общности форм организации социального общения в киберкоммуникативной среде формирование единого сообщества становится все менее возможным, поскольку сегодня сетевая коммуникация относится к средствам, устанавливающим значимые модели социального поведения. Вследствие этого возникают виртуальные группы по различным основаниям, которые так или иначе противопоставляются реальным общностям, к которым индивид принадлежит в силу своей исходной идентичности.
 
Однако нельзя не видеть формирования новых ограничений, связанных с развитием сетевых коммуникаций. Чем более универсализуется связь в интернет с миром повседневности и увеличивается число пользователей, тем больше возникает возможностей для деструктивных взаимодействий в ней. Предпосылки такой опасности заключаются в овладении все большей частью членов общества технологиями обработки информации (а значит, и манипулирования), что дает в руки антисоциальным индивидам довольно мощное средство пропаганды и реализации своих идей с помощью "отфильтрованной" информации. Одним из способов решения этой проблемы могло бы стать усиление контроля со стороны государственных, правоохранительных органов за процессами производства, обработки и распространения информации. Однако пока не ясно, каким образом и на каких правовых основах может быть создана такая система контроля. Здесь возможна угроза основам демократии в том государстве, где повсеместно распространенные информационные технологии позволят осуществлять надзор за действиями любого его гражданина.
 

Выводы

Социокультурная структура информационного общества начинает приобретать черты, которые не отмечались в предшествующие периоды. Кастельс выделяет три ее принципиально новые черты - широкая социальная и культурная дифференциация, рост социальной стратификации, интеграция всех видов сообщений в общей когнитивной структуре. В контексте данного обобщения наиболее важным, как представляется, отличием является рост социальной стратификации среди пользователей мультимедиа. Кастельс пишет: "информация о том, куда смотреть, и знание о том, как использовать сообщение, будут существенны для подлинного восприятия системы, отличной от стандартно настроенных СМИ. Т. о., мир мультимедиа будет населен двумя различными популяциями: взаимодействующей и включенной во взаимодействие, т. е. теми, кто способен выбирать свои мультинаправленные цепи коммуникаций, и теми, кого будут снабжать ограниченным количеством заранее "упакованных" вариантов выбора. И ответ на вопрос будет определяться, главным образом, классом, расой, полом и страной. Унифицирующая культурная власть массового телевидения (от которой в прошлом уклонялась только маленькая культурная элита) заменяется теперь социально стратифицированной дифференциацией, ведущей к сосуществованию культуры настроенных СМИ и интерактивной коммуникационной сети общин, которые
сами выбирают себя на эти роли ". Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс / пер. с англ. ; науч. ред. О.И. Шкаратан. - М. : ГУ ВШЭ, 2000. - С. 351.
 
Действительно, коммуникация в рамках сетевых сообществ не будет охватывать все население (по крайней мере, в начальный период). Однако степень влияния такого общения на процессы, упорядочения социальных процессов в рамках общности вряд ли можно переоценить, поскольку "появление такой сети будет выступать фактором социальной идентификации индивида с сообществом, ликвидации комплекса отчужденности от процесса глобального развития, ментального напряжения, связанного с комплексом провинциализма,
цивилизационной неадекватности
". Марков, Б.В. Демократия и интернет [Текст] / Б.В. Марков // "Технологии информационного общества - интернет и современное общество", всерос. конф. (2000 ; Санкт-Петербург). Всероссийская конференция "Технологии информационного общества - интернет и современное общество", 20-24 нояб. 2000 г. : [Электронный ресурс : [материалы]. - Режим доступа : http://ims2000.nw.ru/src/text74.html Распространение новых информационно-коммуникативных технологий действительно стало доминирующим фактором, определяющим ускорение процессов социальной трансформации общества. Однако вектор этой трансформации лишь отчасти детерминирован, и в значительной степени зависит о целенаправленных усилий людей. Новые технологии создают лишь новые возможности, спектр которых постоянно расширяет степени свободы каждого отдельного человека. Поэтому в рамках современных теорий массовой коммуникации существенный исследовательский акцент делается на роли новых средств коммуникации с точки зрения влияния на процесс социального взаимодействия в современном обществе.  

Распечатать страницу ...