Влияние зарубежных научных фондов на процесс воспроизводства научных кадров [Текст] // Воспроизводство научной элиты в России: роль зарубежных научных фондов (на примере Фонда им. А. Гумбольдта) : [моногр.] / [А.Ю. Чепуренко и др.]; под ред. А.Д. Чепуренко, Л.М. Гохберга; Рос. независимый ин-т социальных и национальных проблем при поддержке Моск. общественного науч. фонда и Фонда им. А. Гумбольдта. - М. : Франтера, 2005. - С. 27 - 39.


 
Влияние деятельности зарубежных фондов Информацию о проекте '' Воспроизводство научной элиты в России: роль зарубежных научных фондов'' см. также в сети Интернет по адресу: htth://www.carnegie.ru/ru/news/72495.htm; htth://www.carnegie.ru/ru/pubs/media/72498.htm; htth://www.carnegie.ru/ru/pubs/media/72514.htm. Дополнительные данные по данной теме см. в разделе ''Подготовка научных кадров'' издания: Наука в Российской Федерации [Текст]: статист. сб. / М-во образования и науки РФ; Федер. служба госуд. статистики; Гос. ун-т - Высш. шк. экономики ; Н.В. Городникова, Л.М. Гохберг, И.А. Кузнецова [и др.]. - М. : ГУ-ВШЭ, 2005. Информацию о сборнике см. по адресу: http://www.hse.ru/news. [Прим. сост.]. на воспроизводство кадров российских ученых в отечественной литературе оценивается по-разному. С одной стороны, отмечается тот факт, что возможности получения грантов для работы в России и кратковременных стажировок за рубежом способствуют укреплению связей с иностранными коллегами, включению отечественных исследователей в международные обмены и, тем самым, - росту квалификации и появлению дополнительных шансов для работы и карьеры. Правда, отмечается при этом и ряд негативных аспектов такого сотрудничества - таких, как ослабление связей российских специалистов со своими научными коллективами, их подчиненное западным руководителям положение, превращение в
'' подмастерьев '' См., напр.: Некипелова, Е. Ф., Гохберг, Л. М., Минпели, Л. Э. Эмиграция ученых: проблемы, реальные оценки [Текст] / Е. Ф. Некипелова, Л. М. Гохберг, Л. М. Минпели. - М. : ЦИСН, 1994; Русаков, А. С. Некоторые аспекты взаимодействия академических ученых и их коллективов с экономическими структурами [Текст] / А. С. Русаков // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. - Вып. XV. - СПб. : Изд-во «Нестор», 2000; Давидюк, С. Ф., Давидюк, Е. П. Анализ и прогноз социально-экономической ситуации в сфере науки и высшего образования Санкт-Петербурга [Текст] / С. Ф. Давидюк, Е. П. Давидюк, // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. - Вып. XI. - СПб. : Петрополис, 1997 и др. и др. С другой стороны, формируя список приоритетных направлений исследований, зарубежные фонды оказывают активное воздействие на структуру и тематику научных исследований в России - подчас более действенное, чем решения академического руководства и политика Министерства образования и науки. Кроме того, усиливаются зависимость от внешнего финансирования и эмиграционные настроения среди наиболее перспективной научной молодежи и элиты . См., напр.: Академические институты в условиях трансформации: результаты сравнительного исследования по 12 странам Центральной и Восточной Европы [Текст]. - М., 1997; Интеллектуальная миграция в России [Текст] / В. В. Валюков, В. В. Воронков, Л. М. Гохберг и др. ; под ред. С. А. Кугеля. - СПб. : Политтехника, 1993; Некипелова, Е. Ф. Эмиграция и профессиональная деятельность российских ученых за рубежом [Текст] / Е. Ф. Некипелова. - М. : ЦИСН,1999; Российская академическая наука в оценкахученых [Текст] / Л. М. Гохберг, Л. Г. Зубова, Н. В. Ковалева, О. Р. Шувалова. - М. : ЦИСН, 1996.
 
Но самое главное, конечно, на что обращается внимание в многочисленных публикациях на эту тему, - экономические потери, которые несет Россия: по данным национального доклада ПРООН 2004, ежегодный ущерб от ''утечки умов'' на Запад оценивается в 25 млрд долл . См. Каневская, П. Минобразования отпустило «мозги» [Текст] / П. Каневская // Известия. - 2004. - № 221 (26 нояб.). Даже министр образования и науки достаточно мрачно описал роль отечественной науки в международном разделении труда: ''Пока Россия поставляет на Запад интеллектуальное сырье в виде научных работников и плохо оформленных научных идей. А всю готовую наукоемкую продукцию мы
вынуждены закупать ''. Фурсенко, А. Чиновник между молотом и наковальней [Текст] / А. Фурсенко // Известия. - 2005. - № 9 (21 янв.). Кроме того, помимо экономического ущерба, возрастает опасность неконтролируемого распространения военных и двойных технологий.
 
Принимая во внимание последнее обстоятельство, многие зарубежные научные фонды приняли меры для сокращения масштабов ''утечки умов''. Так, например, ''Программа Марии Кюри - кадровые ресурсы и мобильность ученых'' в составе Шестой Рамочной программы Европейского Сообщества содержит теперь специально оговариваемое в контракте условие возвращения иностранных исследователей
на родину <…>. См. http://www.hse.ru/science/isiez/seminar200405I4.shtml. Существует также специальный международный фонд, который работает для предотвращения эмиграции специалистов из России в политически нестабильные страны <…>. См.: http://istc.ru
 
С др. стороны, нет даже приблизительных оценок приобретений для российской науки, связанных с возможностью профессионального роста тех ученых, которые, благодаря пребыванию на стажировках, работе в проектах, участию в конференциях и др. формам международного сотрудничества, возвращаются в Россию с новым научным, организационным и жизненным багажом <> . Между тем, по экспертным оценкам, за последние 5-6 лет через длительную работу за рубежом прошло порядка 100 тыс. российских ученых, вернувшихся затем в страну (правда, не все из них возвратились в научные и вузовские коллективы). Так, если оценить масштабы возвращения в 25 тыс. чел. в год, то масштаб ''добавленной научной стоимости'', привносимый одним таким ученым в страну, должен был бы составлять 1 млн долл. в год, чтобы уравновесить масштабы чистого ''научного вывоза''. По-видимому, эта цифра - при неразвитости инновационной системы, слабой степени коммерциализации научных разработок - является на сегодня нереальной. Но в большой мере это зависит уже не от самих ученых, а от структуры и системы стимулов в экономике страны.
 
В любом случае, говорить об односторонней направленности процессов, связанных с международной мобильностью российских ученых, было бы такой же односторонностью.
 
Масштабы и структура научной эмиграции: данные обследований
 
Наиболее полное представление о масштабах и структуре выезда российских ученых на работу за рубеж дают два статистических обследования, проведенных в 1996 и 2003 гг., которые предусматривали учет численности исследователей, состоящих в списочном составе НИИ и вузов (без совместителей), но находившихся за рубежом более трех месяцев; их распределения по процедуре выезда (по приглашению на работу, контракту, заключенному через официальные российские организации либо самостоятельно, по обмену или иным образом), продолжительности командировки (от трех месяцев до года, один-два года, более двух лет), странам, областям науки, цели выезда (для чтения лекций и оказания консультаций, проведения совместных исследований, научной работы в зарубежных организациях, учебы или стажировки и т.п.), полу, возрасту, должностям, ученым степеням и званиям. Результаты обследования 1996 г. опубликованы в изданиях: Квалифицированные кадры в России [Текст] / Л. М. Гохберг, Н. В. Ковалева и др. - М, 1999; Некипелова, Е. Ф. Эмиграция и профессиональная деятельность российских ученых за рубежом [Текст] / Е. Ф. Некипелова. - М., 1999 и Gokhberg, L., Nekipelova, E. International Migration of Scientists and Engineers in Russia [Text] / L. Gokhberg, E. Nekipelova // International Mobility of the Highly Skilled. - Paris : OECD, 2002. Результаты обследования 2002 г. - ИСИЭЗ ГУ-ВШЭ.
 
Согласно полученным данным, за рубежом в 1996 г. работало около 4 тыс. исследователей, в 2002 г. - около 3 тыс. (что составляло соответственно 6,5 и 3,3% от общей численности российских исследователей). Они представляли в 1996 г. 280 НИИ и вузов, а в 2002 г. - 324, что говорит о достаточно широкой распространенности и дальнейшем расширении профессиональных контактов с зарубежными исследовательскими центрами среди научных организаций России, даже несмотря на значительное сокращение численности тех, кто работал за рубежом.
 
География международных контактов претерпела некоторые изменения, хотя первая четверка стран-реципиентов не изменилась: по-прежнему лидируют с большим отрывом от других стран США и Германия (соответственно 29 и 19%), за ними следуют Франция и Великобритания (7 и 5%). В Европе происходит ''передислокация'' российских ученых на Север - значительно сократились контакты с Францией и Италией, зато более устойчивыми оказались связи со Швейцарией, Швецией, Нидерландами, Финляндией и Бельгией. Крепкими также оказались контакты с Японией, Индией и Китаем. Единственная страна, куда поток мигрантов вырос в абсолютном выражении, была Корея.
 
Распределение ученых по странам-реципиентам значительно отличается от распределения эмигрирующего населения в целом, в выезде которого преобладают этнические причины. Самым крупным принимающим россиян государством является Германия, куда на протяжении многих лет выезжает более половины наших эмигрантов. На втором месте - Израиль, который в миграции ученых занимает лишь 17-е место.
 
Вообще страны-реципиенты, отличающиеся максимальным приемом эмигрантов из России, в меньшей степени поддерживают сотрудничество с российскими исследователями, довольствуясь, очевидно, квалификацией тех, кто приехал к ним по иным причинам. И наоборот, страны, ограничивающие общий поток эмигрантов, проявляют интерес к ученым из России в форме их привлечения на работу по контракту на срок. Исключение составляет Германия, поощряющая обе формы миграции.
 
Обращает на себя внимание преобладание среди выехавших на работу за рубеж ученых наиболее трудоспособных возрастных когорт - 30-39 и 40-49 лет, соответственно (табл. 1). Примерно 40% исследователей из России были моложе 40 лет (в 1996 г. чуть больше - 44%); 18% имели ученые степени доктора и 56% - кандидата наук (примерно такая пропорция была и в 1996 г.: докторов - 20%, а кандидатов -50%), что значительно выше среднероссийских показателей (5 и 20%). Это, безусловно, свидетельствует о высоком профессиональном уровне и конкурентоспособности наших ученых. Получается, что в международном научном обмене вклад России в осуществление исследований выражается в том, что она отдает свои кадры, тогда как иностранные партнеры направляют в этот сектор финансовые средства.
 
Таблица 1. Российские исследователи, работавшие за рубежом
 
Численность исследователей, работавших за рубежом 1995 2002
4084 чел. 100% 2922 чел. 100%
Ученая степень
Доктора наук
кандидаты наук
исследователи без степени

812
2054
1218

19.9
50.3
29.8

527
1631
764

18.0
55.8
26.1
Возраст:
< 29
30-39
40-49
50-59
60-69
70 и >

482
1328
1282
694
257
41

11.8
32.5
31.4
17.0
6.3
1.0

384
797
922
605
188
26

13.1
27.3
31.6
20.7
6.4
0.9
Основание выезда*:
приглашение иностранного партнера
контракт, заключенный самостоятельно
направление от научной организации в служебную командировку**
контракт, заключенный через официальные российские организации
обмен

1584
736



621
427

38.7
18.0



15.2
10.5

1340
460

762

171
75

45.9
15.7

26.1

5.9
2.6
Цель выезда*:
Совместные исследования
Научная работа
Работа по контракту**
Чтение лекций, консультации
Учеба, стажировка

1703
1005

506
453

41.7
24.6

12.4
11.1

1170
944
349
188
185

40.0
32.3
11.9
6.4
6.4
Длительность:
3-12 мес.
1-2 года
2-3 года***
более 3 лет***
Находятся за рубежом на момент обследования

2345
824
915



57.4
20.2
22.4



1591
484
240
607

1467

54.5
16.6
8.2
20.8

50.2
Область науки:
Естественные науки,
всего в т.ч. математические
                   физические
                   химические
                    биологические
                    науки о Земле
Технические
Медицинские
Сельскохозяйственные
Общественные
Гуманитарные

2724
377
1183
490
674
0
471
197
6
212
474

66.7
9,2
29,0
12,0
16,5
0,0
11,5
4,8
0,1
5,2
11,6

2251
272
984
178
666
151
372
104
18
50
127

77,0
9,3
33.7
6.1
22,8
5,2
12,7
3.6
0,6
1,7
4,3

 
* Вариант «другое» не представлен
 
** Данного варианта в обследовании 1995 г. не было.
 
*** В 1995 г. «более двух лет».
 
Источник: Институт статистических исследований и экономики знаний ГУ-ВШЭ.

В то же время отечественные ученые в таких проектах по большей части представляют сами себя, играют вполне самостоятельную роль, а не выступают в качестве официальных посланцев соответствующих российских организаций: около 46% работавших за рубежом исследователей выехали по полученным ими индивидуальным приглашениям и еще 16% - по личным контрактам, тогда как доли тех, кто получил такие контракты благодаря своей или какой-то другой российской научной организации, либо выехал по обмену, равны соответственно 26, 6 и 3%. Следует отметить, что, сумев получить самостоятельные контракты, каждый третий работает за рубежом уже более года (31,5%), а каждый пятый - более двух лет.
 
Основная часть ученых-мигрантов из России либо выезжает за рубеж на период до одного года (54,4%), либо остается на длительный срок свыше двух лет (29%), и только каждый шестой из них находится за границей от одного года до двух лет.
 
Цели выезда и предметная специализация российских ученых за рубежом
 
Среди целей выезда за рубеж превалируют научные исследования - как совместные, так и индивидуальные (40 и 32,3%, соответственно); гораздо реже отмечается работа по контракту (11,9%), преподавательская деятельность (6,4%) или повышение квалификации (6,3%). Совместные исследования чаще, чем в среднем, проводятся нашими учеными в Иране, Швейцарии, Финляндии и Германии. Индивидуальная научная работа становится по преимуществу целью поездок в Израиль, Швецию, США, Великобританию и Японию. Преподавательская работа российских специалистов требуется в странах, успешно наращивающих свой научный потенциал, - Китае и Южной Корее, Бразилии и Мексике. А научные стажировки, напротив, более характерны в страны, являющиеся центрами международных исследовательских организаций, - Бельгию, Японию, Финляндию - или имеющие старейшие научные центры - Германию, Нидерланды и Великобританию.
 
Налаживание сотрудничества с зарубежными партнерами - один из вариантов активной адаптационной стратегии в сфере научных исследований. Такая стратегия является эффективным способом продолжить научные исследования в условиях резкого снижения финансирования данной сферы, падения как абсолютных, так и относительных заработков работников науки и утраты престижности профессии исследователя.
 
Значимым ресурсом для осуществления профессиональной исследовательской деятельности за рубежом является достигнутый научный уровень, внешним проявлением чего выступает ученая степень - символическое выражение признания статуса исследователя за конкретным лицом. Как видно из данных, представленных в табл. 1, в относительном выражении более активно выезжают на работу за рубеж доктора наук и сотрудники без ученой степени. При этом более продолжительные контракты у тех, кто имеет степень.
 
По-видимому, исследователи без степени используют краткосрочные поездки, чтобы лучше понять собственные предпочтения и сформулировать свою профессиональную стратегию. Если исследователь, не обладающий ученой степенью, решит более продолжительно и тесно сотрудничать с зарубежными партнерами, он с большой вероятностью может уволиться из своей российской организации, чтобы продолжить работу уже за рубежом. Напротив, те, кто уже получил ученую степень в России (а) демонстрируют зарубежным партнерам признание своего статуса в собственной стране, (б) позиционируют себя как зрелых и самостоятельных исследователей.
 
Важно отметить, что ориентация на сотрудничество с зарубежными коллегами тем успешнее, чем выше роль самого исследователя в его поддержании и развитии - наиболее успешны в ее реализации те, кто устанавливает самостоятельные связи с иностранными партнерами: 45% тех, кто сам заключил контракт, выезжают за границу на срок более 3-х лет, наименее продолжительны поездки по обмену и командировки от организации-работодателя (85% и 81% таких поездок соответственно длится от 3 месяцев до 1 года).
 
По данным все того же обследования 2002 г., наиболее часто выезжают физики (33.6% от всей рассматриваемой совокупности) и биологи (22,8%).
 
Наиболее активно российские исследователи работают в двух странах - США (в 2002 г. там работали 840 чел. или 28,7% от всей совокупности российских исследователей, выезжавших на работу за рубеж на срок не менее 3-х месяцев) и Германии (556 чел. или 19% от рассматриваемой совокупности), доля других стран составляет существенно менее 10%.
 
Наконец, приведем наиболее полную статистику поотраслевого распределения российских ученых, работающих за рубежом. Согласно ней, треть работавших за рубежом ученых - физики и почти четверть - биологи (табл.2). Это - при том, что, как отмечалось выше, авторитет исследователей из России в области физики пока бесспорен, тогда как биологические науки не принадлежат к числу лидеров в международном сопоставлении. Очевидно, здесь происходят разные процессы: если в лице российских физиков зарубежных работодателей интересуют элитные кадры, то в области биологии это в большей мере - квалифицированные, грамотные специалисты, которых в условиях бума биоинженерных технологий не успевает готовить собственная высшая школа.
 
Вообще, подавляющее большинство контактов осуществляется в области естественных наук, их количество почти не снизилось, а за счет значительного снижения интенсивности контактов в общественных и гуманитарных науках (четырехкратного) их доля возросла с 66 до 77%. Наибольшая доля исследователей-мигрантов из России, работающих в области физики, находится в Швейцарии (74%), Израиле (54%), а также в странах, потерпевших поражение во Второй мировой войне - Германии (52%), Италии (50%) и Японии (43%), - которые до сих пор не могут восстановить свой потенциал в этой области знания. Максимальная доля биологов, напротив, работает у бывших союзников - в США (37%), Великобритании (29%); высок спрос на них также в Северной Европе - в Финляндии и Швеции (42 и 40%) - и среди соседей США - Канаде (33%) и Мексике (28%).
 
В технических специалистах из России, как свидетельствует статистика, больше всего заинтересованы страны Востока, особенно те, которые пытаются развивать высокие технологии двойного применения - Иран и Индия (100 и 96%), а также Китай (37%).
 
Таблица 2. Численность российских исследователей, работавших за рубежом в 2002 г., по странам и областям наук (проценты)
 

Всего Естественные науки
Всего Математика Физика Химия Биология Наука о Земле
По всем странам 100 77.0 9.3 33.7 6.1 22.8 5.2
США 100 84.4 8.9 28.6 6.0 36.9 4.0
Германия 100 85.4 6.8 51.8 8.5 14.4 4.0
Франция 100 85.3 18.4 29.5 10 24.2 3.2
Великобритания 100 84.4 15.6 37.8 2.2 28.9 0
Япония 100 73.6 4.8 43.2 4.8 12.0 8.8
Швейцария 100 88.4 3.2 73.7 3.2 8.4 0
Швеция 100 85.1 4.3 26.6 8.5 40.4 5.3
Индия 100 4.3 0 2.9 0 1.4 0
Италия 100 81.7 18.3 50 0 8.3 5.0
Китай 100 20.3 1.7 8.5 1.7 5.1 3.4
Нидерланды 100 72.4 3.4 34.5 3.4 24.1 6.9
Корея 100 67.3 3.6 36.4 16.4 5.5 5.5
Канада 100 89.6 8.3 33.3 4.2 33.3 10.4
Финляндия 100 82.2 4.4 24.4 2.2 42.2 8.9
Бельгия 100 86.1 8.3 38.9 8.3 25.0 5.6
Австрия 100 53.8 7.7 19.2 0 15.4 11.5
Израиль 100 96.2 11.5 53.8 19.2 11.5 0
Иран 100 0 0 0 0 0 0
Мексика 100 76.0 20 28.0 0 28.0 0
Бразилия 100 95,2 61,9 9,5 4,8 14,3 4,8



Технические Медицинские Сельскохозяйств. Общественные Гуманитарные

По всем странам 12.7 3.6 0.6 1.7 4.3
США 3.9 6.0 1.0 1.5 3.5
Германия 6.7 2.7 0.2 0.5 4.5
Франция 4.7 1.6 1.1 3.2 4.2
Великобритания 7.4 3.0 0 1.5 3.7
Япония 13.6 2.4 0 3.2 7.2
Швейцария 8.4 2.1 0 0 1.1
Швеция 6.4 6.4 1.1 0 1.1
Индия 95.7 0 0 0 0
Италия 3.3 6.7 0 5.0 3.3
Китай 37.3 5.1 0 0 37.3
Нидерланды 17.2 1.7 1.7 5.2 1.7
Корея 16.4 0 1.8 0 14.5
Канада 4.2 2.1 0 4.2 0
Финляндия 8.9 0 0 2.2 6.7
Бельгия 5.6 2.8 2.8 0 2.8
Австрия 34.6 0 0 3.8 7.7
Израиль 3.8 0 0 0 0
Иран 100 0 0 0 0
Мексика 24.0 0 0 0 0
Бразилия 0 0 0 0 4,8

 
Источник: Институт статистических исследований и экономики знаний ГУ-ВШЭ.

В целом же наибольшую заинтересованность в эмигрантах из России выражает Германия - она принимает самый большой этнический поток (российских немцев), а по интенсивности приема научных кадров занимает второе место после США. Очевидно, за счет наших ученых эта страна пытается компенсировать отставание от США в прорывных областях, а также и по тем направлениям, где она в силу тех или иных причин не входит в число лидеров. В том числе, въезд ученых из-за рубежа призван компенсировать нарастающий выезд - в первую очередь, в США - немецких молодых ученых и специалистов.
 
Ключевую инфраструктурную роль в обеспечении притока квалифицированных научных кадров из России, как и из др. стран, выполняют государственные организации и фонды - такие, как Фонд им. А. Гумбольдта, Немецкая служба академических обменов, в меньшей мере - Общество Макса Планка, Общество Гельмгольца, Общество Фраунгофера и др. германские аналоги академических сообществ. Менее значительна роль в данном отношении роль Германского исследовательского общества и ряда крупных частных фондов (Фонд Фольксваген, Фонд Бош и др.). Они в основном предоставляют поддержку исследовательским проектам в целевых направлениях, но в том смысле могут выступать источниками финансирования проектов, в которых участвуют российские граждане. Как показали некоторые интервью с бывшими российскими гумбольдтианцами, оставшимися по окончании стажировки работать в Германии, именно проектное финансирование со стороны этих фондов позволило им закрепиться за рубежом.
 
Отраслевая направленность и интенсивность научных стажировок по линии Фонда им. А. Гумбольдта, являющегося - наряду с Германской службой академических обменов (ДААД) и Германским исследовательским обществом (ДФГ) - одним из важнейших государственных инструментов политики в области поддержки научных исследований, образования и научных обменов, может быть установлена путем анализа соответствующей статистики Фонда . Фонд ежегодно публикует отчеты о своей деятельности, содержащие данные по числу заявок, одобренных заявок по странам и научным дисциплинам, а также др. информацию.  

Распечатать страницу ...